Александр Липало: не жалею, что оказался на Камчатке


В интервью ИА «Камчатка» новый руководитель краевого следственного управления рассказал, кто последовал вслед за его предшественником в Севастополь, сколько убийств совершается в год на полуострове и как он относится к рыбалке.

-  Александр Владимирович, как Вы узнали о своем назначении?
- Первая информация о подписании Указа о моем назначении поступила вечером 14 ноября. После опубликования Указа, начался поток звонков – и из Следственного комитета России, и от подчиненных сотрудников. С поздравлениями звонил и мой предшественник - Юрий Петрович Мороз.
- Хотелось бы сразу уточнить, какие задачи поставлены перед Вами?  
- Эти задачи обозначены еще в 2011 году, при создании Следственного комитета, и они не меняются. В первую очередь – это качественное предварительное следствие по уголовным делам в соответствии с компетенцией; проведение процессуальных проверок по материалам; рассмотрение обращений, заявлений и жалоб граждан. Остальное – это сопутствующие моменты, которые способствуют достижению поставленных задач.
- Вас повысили в звании?
- Назначение на вышестоящую должность не связано с повышением в специальном звании, но состоявшееся назначение дает возможность получить специальное звание генерал-лейтенанта юстиции.
- А что для этого нужно?
- Прежде всего, для этого необходимо работать, так сказать, не покладая рук и не допускать нарушений закона.
- Можете сказать о себе, что Вы – жесткий руководитель?
- Об этом, я думаю, нужно спросить у подчиненных сотрудников. Но я не считаю себя жестким руководителем. По моему мнению, самое главное для руководителя – это справедливость и честность – по отношению к себе и к тем, с кем ты работаешь. Полагаю, что только таким образом нужно зарабатывать авторитет и уважение.
- А сколько человек у Вас в подчинении?
-  Штат следственного управления по Камчатскому краю – всего 100 человек, включая меня. То есть – 99 подчиненных. Если сравнивать с другими регионами Российской Федерации, это – небольшое управление.
- Количество сотрудников зависит от численности населения в субъекте РФ?
- Да. Самое большое управление – в Москве. Далее, соответственно – Санкт-Петербург. На  Дальнем Востоке самые большие управления – в Хабаровском и Приморском крае. Меньше, чем на Камчатке, - в Еврейской автономной области, Магаданской области и на Чукотке.
- Как изменился Ваш кабинет после повышения в должности?
- Пока кабинет моего предшественника – Мороза Юрия Петровича, изменений не претерпел.
- А чьи портреты смотрят на вас в рабочее время?
- Традиционно, в кабинетах сотрудников следственного управления, в том числе руководителя управления, находятся портреты Президента РФ Владимира Путина и Председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина.  В ближайшее время, на моем рабочем столе размещу фотографии семьи, общения с которой зачастую просто не хватает.  
- Интересно, из муниципалитетов Камчатки, – какая самая проблемная территория?
- Естественно, город Петропавловск-Камчатский. Это – самый большой населенный пункт. Здесь сосредоточение органов власти, федеральной, местной; большое количество предприятий, организаций, объектов культуры и медицины. И соответственно в Петропавловске – самое большое следственное подразделение: основная нагрузка лежит на городских следователях, и они принимают на себя удар борьбы с преступностью, идут первыми. Далее – Елизово, Вилючинск. Люди везде одинаковы, и проблемы - тоже: социальная напряженность и нестабильность, недовольство людей уровнем зарплат и качеством медицинской помощи. Конечно, в районах бывшей Корякии, в силу малочисленности населения легче контролировать ситуацию, там совершается мельше экономических и коррупционных преступлений. Хотя отдаленность играет свою негативную роль. На фоне алкоголизации и бытовой неустроенности преобладает в основном бытовая преступность.
- А сколько убийств за год происходит в среднем в Камчатском крае?
- Убийств как таковых – немного, в год около 20, и такое же количество преступлений, связанных с причинением тяжких телесных повреждений, повлекших по неосторожности смерть человека. Гораздо больше преступлений совершается против половой неприкосновенности. За последние два года, особенно в 2014 году, выросла преступность в отношении несовершеннолетних. Тяжкие и особо тяжкие преступления – все, которые совершаются в отношении несовершеннолетних – это подследственность следственных органов СК России. Поэтому работы хватает.
- Хватает людей, нет кадрового дефицита?
- Штат практически полностью укомплектован. Есть вакансии, но они закрываются  в рабочем порядке. К примеру, недавно Камчатку  покинул руководитель территориального следственного отдела по Тигильскому району. По приглашению Юрия Петровича Мороза, он перевелся в следственное управление по городу Севастополю на равнозначную должность. Сейчас мы уже подобрали кандидата на замену, он проходит установленные проверки.  
- Собираетесь в ближайшее время побывать в каждом районе, оценить ситуацию на месте?
-  Здесь всё гораздо прозаичнее. Существует приказ Председателя Следственного комитета, в соответствии с которым руководители следственных управлений обязаны раз в неделю принимать граждан в территориальных следственных отделах.  Я неоднократно бывал во всех территориальных отделах. В ближайшее время также запланированы выезды на север края.  В ходе таких выездов, я не только осуществляю прием граждан, но и проверяю состояние дел и работы, обеспечения подчиненных, в каких условиях они работают.
- Что касается приема граждан – проводите ли заранее какой-то предварительный отбор желающих?
- Информация о моем личном приеме, заблаговременно, как правило, за трое суток, размещается на официальном сайте следственного управления, а также в местных СМИ.  На личный прием может прийти любой гражданин. Заранее устанавливаем только время – например, с 9 до 11 часов. Гражданина, пришедшего на прием, я всегда выслушаю и попытаюсь помочь в рамках своих полномочий. Зачастую поступают жалобы, которые не относятся к компетенции следственных органов СК России, в таких случаях я объясняю, в какой государственный орган человеку необходимо обратиться, например, в прокуратуру, полицию или администрацию.
- Получается, люди идут в основном с жалобами. Поблагодарить – никто?
- На моей памяти, такого ещё не было. При Юрии Петровиче – да,  приходили граждане, которые говорили «спасибо» - за руководителя, за правильное решение  или за следователя, который отнёсся с пониманием и всё разъяснил. А это и есть положительный результат нашей работы и мы стремимся к тому, чтобы люди не только обращались к нам со своей болью, проблемами, но и были благодарны нам за работу.  
- Кстати, а Мороз остаётся на связи с вами?
-  Да, конечно, мы с ним постоянно созваниваемся. Несмотря на то, что Юрий Петрович Мороз еще весной покинул Камчатку,  он до сих пор интересуется работой следственного управления, болеет за  коллектив, и те отношения, которые им были здесь налажены.  
- Допускаю, что у такой его активности есть и плюсы, и минусы. А сколько часов длится Ваш рабочий день?
- По-разному. С утра, как правило, появляюсь на рабочем месте в 8:00 – 8:30, в зависимости от погоды и дорожных пробок. Ну, а с работы ухожу не раньше 20 часов. Бывает, что задерживаемся  и до глубокой ночи.
- Ну, тогда заодно можно побольше узнать о Вас? Из неподробной биографии помню, что закончили государственную академию права в Саратове, а потом где работали?
- В специализированной прокуратуре в Ростове-на-Дону – почти четыре года. С 2000 года – в Генеральной прокуратуре РФ, Главном управлении по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности и межнациональных отношениях на Северном Кавказе, которое дислоцировалось в городе Ессентуки. Далее, после реорганизации, в  Главном управлении Генпрокуратуры в Южном федеральном округе, с дислокацией в Ростове-на-Дону. В 2007 году, после создания Следственного комитета при прокуратуре РФ,  я был назначен руководителем Ворошиловского района города Ростова-на-Дону в системе Следственного комитета РФ.
- А на Камчатке как оказались?
- В 2009 году на Камчатку меня пригласил Юрий Петрович Мороз, с которым мы ранее вместе работали. Зачастую ведь руководитель в первую очередь берет с собой тех, на кого может положиться и знает, чего ожидать от человека. Так  я оказался на Камчатке и, собственно, не жалею. С февраля по ноябрь 2009 года я занимал должность руководителя следственного отдела по городу Петропавловск-Камчатский, а с ноября 2009 года по 13 ноября этого года занимал должность первого заместителя руководителя управления.
- Сразу адаптировались?
-  Примерно три месяца шло физиологическое привыкание, не покидало ощущение, что находишься в каком-то полусне. Организм «просыпался»   к 16-17 часам, после чего  наступал так сказать - «работун», и всё начинало складываться.  
- Вообще работать следователем на Камчатке – не тяжелее, чем в других регионах?
-  Везде одинаково тяжело, потому что следователь – это не только тот, кто пишет документы. Следователь – это и организатор, и психолог, и аналитик. Человек, который должен и разговорить злоумышленника, и успокоить потерпевшего, и наладить работу на месте происшествия, дать соответствующие указания. Быть и мягким, и одновременно жестким и требовательным.
- А хочется порой поработать на месте происшествия, покинуть кабинет?
- Считаю, что  хороший руководитель не должен давать указания только из кабинета, он обязан знать работу снизу – начиная  с того, как правильно осмотреть место происшествия, упаковать объекты для последующего направления на экспертизу, и заканчивая тем, как подготовить финальный документ в уголовном деле перед направлением его в суд. Более того – еще и интересоваться, как дело рассматривается в суде, потому что те ошибки, которые иногда всплывают в суде, нужно проанализировать, учесть и не допускать их в последующем при расследовании уголовных дел. Поэтому, безусловно, по сообщениям о самых громких и резонансных преступлениях, выезжать буду лично.
- Ещё вот о чем хочу спросить... Мне кажется, или на самом деле в регионе выросло количество преступлений, в которых фигуранты – гастарбайтеры? Граждане Узбекистана, Азербайджана и так далее, которые приезжают на заработки во время путины.
- За то время, что я на Камчатке, не сказал бы, что их количество выросло. Может быть, с учётом малочисленности населения Камчатки, приезжие граждане государств Средней Азии и Кавказа – на виду, и может складываться впечатление, что их много. Преступления в равной степени совершаются как местными жителями, так и людьми, приехавшими на полуостров на заработки, и это не только граждане так сказать из «ближнего зарубежья», но и приезжие из других регионов России.
- А есть у вас какое-то хобби?  Ваше собственное личное пространство – оно из чего состоит?
- К сожалению, или к счастью, я не рыбак и не охотник. Как такового, хобби у меня нет, но в свободное от работы время, я предпочитаю заниматься спортом – люблю плавать, летом – велосипед, зимой -   сноуборд, беговые лыжи.  Причём лыжами и сноубордом я увлекся именно на Камчатке.
- Но рыбу-то любите, покупаете?
-  Конечно. Я из рыбных краёв, из Ростовской области. Родился и вырос на берегу Азовского моря. Оба деда были рыбаками, и одно из самых памятных детских впечатлений – как дед вяжет сеть, чтобы идти в море. Поэтому рыбу люблю всякую. До того, как попробовал красную рыбу во всем её многообразии, употреблял в основном  белорыбицу - морскую и речную. На Камчатке узнал о горбуше, кете, нерке.
- Камчатка чему-то ещё научила?
- Да конечно - быть более последовательным в принятии решений, совершении поступков, и конечно же, быть более требовательным и дисциплинированным по отношению к себе, чего требую и от подчиненных сотрудников.

С Александром Липало беседовала Оксана Киселева