Интервью руководителя отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Владимира Жданова


На Камчатке недавно завершилось расследование громкого уголовного дела в отношении двух бывших министров краевого правительства – Виктора Писаренко и Николая Мизинина.  Чиновников, подозреваемых в получении взяток от предпринимателя Юрия Черешни, освободили от уголовной ответственности в связи с отсутствием в их действиях состава преступления. Эта новость удивила многих. Ведь именно дела Писаренко и Мизинина в 2012 году сыграли не последнюю роль в отставке краевого правительства. На волоске тогда висела и губернаторская карьера. Подозреваемых министров привозили на допросы с материка, где они жили в последние месяцы. Теперь же выясняется, что весь этот переполох, был устроен впустую. Уволенные «по собственному желанию»чиновники оказались чисты перед законом.

О подробностях расследования «коррупционного скандала», а также о других громких делах журналисту «АиФ-Камчатка» рассказал руководитель отдела по расследованию особо важных дел краевого следственного управления Владимир Жданов.

- Владимир Александрович, уголовная история Писаренко и Мизинина имела очень широкий резонанс. Стоило ли заводить дело против чиновников, если у следствия не было уверенности в том, что его удастся довести до конца?
- Дело было возбуждено на основании заявления Юрия Черешни - директора ЗАО «Эскада». Он утверждал, что передал Виктору Писаренко 3 миллиона рублей в качестве взятки, а Николаю Мизинину вынужден был купить джип «Ниссан Патрол», который тоже стоил 3 миллиона. За это, по словам Черешни, министры обещали помочь ему заключить выгодный контракт на поставку крупной партии зерна для комбикормового завода.
В материалах, которые предоставили нам сотрудники органов внутренних дел, были аудиозаписи разговоров Черешни с одним из подозреваемых. Кроме этого, знакомые Черешни в ходе доследственной проверки поясняли, якобы он говорил им, что покупает«Ниссан Патрол» для того, чтобы отдать Николаю Мизинину.Таким образом, следствие обладало достаточным количеством информации, проверить достоверность которой можно было только в рамках уголовного дела.

- О чем шла речь в аудиозаписях?
- Это были разговоры Писаренко и Черешни. Последний утверждал, что запись производилась в момент передачи им взятки. На записи можно было расслышать фразу «два миллиона». Предприниматель говорил, что произнес ее, передавая министру деньги. Впрочем, качество записи было очень низким. Специалисты провели фоноскапическую экспертизу, которая не подтвердила, что одним из собеседников являлся именно Виктор Писаренко. В результате аудиофайл не был признан доказательством виновности Писаренко, кроме того, фоноскопической экспертизой установлено иное содержание разговоров, нежели представленное сотрудниками органов внутренних дел. В свою очередь, люди, которые в ходе доследственной проверки говорили, что Черешня покупал «Ниссан Патрол» для Мизинина, не подтвердили эту информацию, когда их допрашивали в качестве свидетелей. Да и сам Юрий Черешня оказался недобросовестным заявителем, часто путался в показаниях.

- Известно, тем не менее,что Николай Мизинин ездил на принадлежащем Черешне «Ниссане»?
- Он утверждает, что действительно хотел купить автомобиль у предпринимателя и даже внес предоплату – 700 тысяч рублей. Однако попользовавшись машиной какое-то время, вернул ее владельцу. Это произошло за полгода до возбуждения уголовного дела.

- Может, в таком случае следовало привлечь к ответственности Черешню за ложный донос?
- Материалы в отношении Юрия Черешни мы выделили в отдельное производство. Следователь провел соответствующую работу. Однако в возбуждении уголовного дела отказано. Мы не можем однозначно сказать, что предприниматель давал заведомо ложные показания. Ведь факты его встреч с министрами подтвердились. То, что Черешня передавал «Ниссан Патрол» Мизинину – тоже не вызывает сомнений.

- Могут ли освобожденные от уголовной ответственности чиновники претендовать на какую-то компенсацию, ведь они, очевидно, понесли серьезные репутационные потери?
- Да, они могут обратиться в суд за выплатой компенсации за необоснованное уголовное преследование.

- Бывший краевой министр спорта Виктор Кравченко тоже является фигурантом уголовного дела. Поговаривают, что и оно может не дойти до суда.
- Это не так. Следствие в отношении Кравченко – завершено. Он уже ознакомился с материалами дела. Когда материалы закончит изучать второй соучастник, они будут направлены в прокуратуру.

- Второй соучастник, случайно, не Черешня?
- Нет, Черешня является заявителем и свидетелем по эпизоду получения Кравченко взятки. У него требовали взятку. А соучастник –индивидуальный предприниматель Валентин Мулюкин.
По нашему мнению, он вступил в сговор с Кравченко с целью хищения бюджетных средств. Министр сообщил предпринимателю, что необходимо закупить хоккейный инвентарь для победителей соревнований «Золотая шайба». На эти цели из бюджета планировалось выделить 13 миллионов рублей. Мулюкин заранее приобрел товар примерно вполовину дешевле и поставил его на Камчатку. Кравченко обеспечил соответствующее составление конкурсной документации и установил сжатые сроки на проведение аукциона по выбору поставщика. В аукционе, естественно, победил Мулюкин. Его прибыль от сделки превысила 50 %. Мы полагаем, что она была поделена между соучастниками.

- Какова в этом деле роль Юрия Черешни?
- Виктору Кравченко вменяется еще один эпизод. Черешня в 2011 году выполнял госконтракт для камчатского правительства на поставку горнолыжного оборудования. Когда Кравченко возглавил министерство спорта, он стал угрожать предпринимателю тем, что заморозит сделку или введет серьезные штрафные санкции. По словам Черешни, закончилось это тем, что министр потребовал два миллиона рублей, и ему пришлось их заплатить. В этом деле, на наш взгляд, достаточно доказательств. Опять же есть и аудиозаписи. Причем, эксперты подтвердили, что на них звучит голос Виктора Кравченко.

-В прошлом году сразу два уголовных дела было заведено на сити-менеджера Петропавловска Алексея Алексеева. На каком этапе находится их расследование?
- Одно дело – в суде, по второму мы готовимся предъявить обвинение.

- Можете рассказать об этом подробнее?
- Алексей Алексеев обвиняется в превышении должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия, совершенное главой органа местного самоуправления. Первое дело, которое уже направлено в суд, касается его деятельности в должности мэра поселка Палана. При строительстве дороги в поселке допущены многочисленные нарушения. В результате дорожное полотно подрядчики положили некачественно, а часть работ, за которые было заплачено около 4 миллионов бюджетных рублей, вообще не выполнили.
Второе дело возбуждено по факту согласования Алексеевым неправомерной сделки. Работая министром ЖКХ и энергетики Камчатского края, он допустил заключение договора - поручительства, в результате которого деньги госпредприятия ушли в коммерческую организацию. Компания «Коряктеплоэнерго» задолжала 18 миллионов рублей «Камчатнефтепродукту». Поручителем «Коряктеплоэнерго», когда эта фирма уже являлась банкротом, выступило государственное унитарное предприятие «Камчатэнергоснаб». В результате «Камчатнефтепродукту» были перечислены деньги ГУПа. Кроме Алексеева сделку согласовал еще и Виктор Писаренко, занимавший тогда должностьминистра имущественных отношений. Он тоже проходит по этому делу в качестве подозреваемого.


- Сообщалось, что машинист котельной Владимир Тушинский, подозреваемый в убийстве 20-летней девушки Ирины Ходос, дал показания о своей причастности к исчезновению Ольги Беспрозванной, Натальи Моисеевой и Кристины Орловой. Также он сознался в убийстве Ульяны Никифоровой, которую в сентябре 2010 года нашли мёртвой на 17 километре. Какие факты подтверждают вину Тушинского, кроме его чистосердечных признаний?
- Тушинский подробно описал места происшествий, одежду и поведение потерпевших. У нас нет сомнений, что преступления совершал именно он.Некоторые обстоятельства, которые сообщил Тушинский, не мог знать никто, кроме него. Даже мы их не знали.

- Когда машиниста показывали по телевизору, было видно, что его лицо в гематомах. Это породило слухи о том, что показания из него выбивали.
- Тушинский действительно обратился с заявлением в следственный комитет по Петропавловску-Камчатскому по поводу наличия у него телесных повреждений. По этому факту проводится проверка. Но я могу вас заверить: показания он давал добровольно. Это происходило в кабинете у следователя в присутствии адвоката. Информация проверялась в местах, где совершались преступления, с участием понятых. Все эти мероприятия запечатлены на видео.


Владимир Хитров