Интервью руководителя отдела криминалистики Алексея Пузырева изданию "Камчатский край"


Горький хлеб криминалиста

Когда нам сообщают о раскрытии громкого преступления, эти люди обычно остаются за кадром. Но именно от них зависит  ход расследования. Без криминалистов, в том числе, зло оставалось бы безнаказанным.  

Несмываемый след

Криминалисты приезжают на место преступления одними из первых. Их предварительные исследования и выводы определяют весь ход дальнейшего следствия. Они создают базу, на основе которой раскрываются убийства и ограбления. Насколько крепка эта база – зависит от знаний и опыта криминалиста, а также от техники, которая есть в его распоряжении.
«Когда я начинал работать следователем в 1990-х, моими главными инструментами были рулетка и масштабная линейка», - вспоминает руководитель отдела криминалистики Следственного управления СК по Камчатскому краю Алексей Пузырев.
Сегодня камчатскому криминалисту доступны все достижения прогресса. Его набор инструментов насчитывает до 80 предметов: от карандаша до хирургического скальпеля. Все это помогает выявить, изъять и упаковать вещдоки.
«Почти все преступления против личности происходят в результате физического контакта жертвы с преступником. Как только происходит контакт, обязательно остается след, который мы должны найти», - говорит Алексей Пузырев.
Когда-то поиск отпечатков пальцев был настоящим искусством. А сейчас при помощи специальных источников света вы без труда найдете отпечатки пальцев, пылевые следы, микрочастицы, волосы, капельки крови или слюны, которые могут привести к преступнику.
След уже невозможно стереть или смыть. Уровень сегодняшней техники позволяет выявлять биологический частицы на застиранном постельном белье или одежде. Стертые следы можно найти на предмете, поместив его в цианоакрилатовую камеру. И тогда все тайное становится явным.

Момент истины

Когда подозреваемый найден, назначается новый комплекс экспертиз, включая полиграф (он же «детектора лжи»). В краевом следственном управлении полиграф появился в 2009-м. С того момента он помог раскрыть десятки преступлений.
Недавно тест на полиграфе прошел П., которого обвиняют в изнасиловании и гибели 8-летнего Вадика Коренева. Как рассказывает полиграфолог Наталья Елисеева, П. отрицал вину, при этом был очень уверен в себе. Однако с самого начала теста начал говорить неправду. Даже отвечая на стандартный анкетный вопрос «Есть ли у вас дети?», он соврал. Сказал, что нет. А на самом деле у него есть дочь.
Тест на полиграфе показал, что П. располагает информацией о деталях преступления, что он применял к Вадику насилие, в том числе сексуальное. Если бы не результаты этого исследования, доказывание его вины было бы существенно затруднено.
Сегодня отдел криминалистики Следственного управления может проводить и геноскопическую экспертизу. Вот пример. На прошлой неделе был вынесен приговор Виктору Д. Он регулярно насиловал свою дочь, которая в 15 лет родила от него сына. В это никто не мог поверить. Однако геноскопия подтвердила, что обвиняемый действительно приходится мальчику и отцом, и одновременно дедом. Это стало одним из главных доказательств, благодаря которым изверга осудили на 20 лет лишения свободы.
Преступления в отношении детей – это, пожалуй, самая тяжелая категория дел. При их расследовании даже у матерых сыскарей порой не выдерживают нервы. Нормальному человеку никогда не понять психологию мерзавца, причинившего страдания ребенку. И уж тем более трудно нам представить, какой ужас пережила жертва.
«У ребенка, который пострадал от насилия, начинается защитная реакция. Его психика блокирует воспоминания, - говорит Алексей Пузырев. – Но нам приходится возвращать его к пережитому, чтобы установить виновного. Делать это надо осторожно, иначе мы только нанесем еще больший вред».
Для работы с детьми в Следственном управлении по краю теперь есть особая комната. В ней лишь одно напоминает о том, что здесь идет процесс раскрытия преступлений – окно в соседний кабинет, куда на опознание приводят подозреваемых. Через него только свидетель может увидеть вероятного злодея, а тот его – нет.
Все, что есть в этой комнате - игрушки, рисунки, мебель и даже цвет обоев, подобрано с учетом рекомендаций детских психологов. Здесь ребенок чувствует себя в мире, где его защитят от зла.

В погоне за цифрой

На криминалистический отдел также возложено обучение молодых следователей. Алексей Пузырев показывает мне кабинет, где проходят занятия. Здесь в качестве экспонатов хранятся образцы старой криминалистической техники: пленочные фотоаппараты, тепловизоры, ультрафиолетовые осветители (раз в 500 слабее современных аналогов). Они все еще могут служить, но им давно пора на покой.
«Преступность не стоит на месте, и мы тоже не должны», - говорит Алексей Николаевич.
Когда-то люди общались с помощью писем и записок. В то время важную роль при раскрытии преступлений играло опознание почерка. Сегодня почти вся переписка цифровая: электронные письма, СМС-ки и т. д. Допустим, на месте преступления обнаружен мобильный телефон. Аппарат заблокирован, пин-код неизвестен. Но криминалистическая техника может снять с него всю информацию о владельце. Таким образом, становится известным имя свидетеля или подозреваемого.
Мы даже не догадываемся, как много может рассказать о нас наши мобильные устройства. Когда в 2011 году некто А. Полищук совершил насильственные действия сексуального характера в отношении двух 9-летних девочек в школе №7, доказать его причастность к преступлению удалось, в том числе, в результате экспертизы его мобильника.
А есть преступления, следы которых можно найти только в цифровом пространстве. Когда речь о коррупции, злоупотреблениях, хищении государственных средств, то улики скрыты в компьютерах, в электронной переписке, на банковских счетах.  
«В нашем отделе работает три эксперта экономической направленности, - рассказывает А. Пузырев. – За 9 месяцев этого года они исследовали более 80 тысяч объектов. В основном, бухгалтерских документов. Можете себе представить, какой это адский труд для троих человек».
Недавно было завершено расследование по одному из коррупционных дел в отношении экс- министра транспорта и дорожного строительства края В. Силюкова. Оно длилось более 2 лет. В его рамках проведены сотни экспертиз. В нем фигурирует ущерб  бюджету региона на сумму более 100 млн рублей. Теперь суду предстоит решить, удалось ли криминалистам и следователям доказать вину бывшего чиновника.

Всегда – за кадром

Когда листаешь материалы уголовных дел, почти на каждой странице – труд криминалиста: описания, фотографии, экспертизы. Но при этом он всегда остается за кадром. Никто не смотрит на фамилию эксперта. Все лавры обычно достаются следователю. Однако посвященные в тайны следствия знают, что раскрытие преступлений – это результат усилий многих людей. И заслуга криминалиста в общем успехе занимает немалую долю.
«Расследование – очень горький хлеб, - говорит Алексей Пузырев. -  Один человек не в состоянии его съесть. Это дело коллективное».

Сергей НИКОЛАЕВ


Для справки

19 октября подразделениям криминалистики в системе следственных органов исполнилось 59 лет. В этот день в 1954-м вышло указание Генпрокурора СССР о создании службы прокуроров-криминалистов.
После образования Следственного комитета России эта служба перешла в его ведомство.
Отдел криминалистики Следственного управления СК РФ по Камчатскому краю состоит из семи человек. В 2013 году с применением криминалистической техники этот отдел получил сведения, имеющие доказательственное значение по 171 преступлению.